Озабоченность России «дружественной дипломатией» Ирана (“Iras”, Иран)

213454325

Впервые за последние ۳۴ года Иран и США демонстрируют склонность развивать свои отношения. Эта тенденция проявилась в ۱۵-минутном телефонном разговоре президентов двух стран Рухани и Обамы, повышении уровня переговоров Ирана с группой «۵+۱» до министров иностранных дел и, что самое главное, в непосредственной встрече глав внешнеполитических ведомств двух стран – Джавада Зарифа и Джона Керри. Тем не менее, не стоит ожидать, что в ближайшем будущем встречи будут проводиться на уровне президентов обеих стран. Помимо того, что между политиками и влиятельными фигурами Ирана и США существуют серьезные расхождения по поводу прямых переговоров между Тегераном и Вашингтоном, здесь играют роль и другие факторы, главным из которых является реакция на это и других политических игроков. Сила в структуре глобального миропорядка полностью рассредоточена в политико-социальной сфере, которая, желаем мы того или нет, оказывает свое влияние на все государства и даже определяет стиль их поведения. Во многих случаях «отношение сил» в сопровождении определенных не отделимых друг от друга интересов не дают конструктивной дипломатии быстро приносить свои плоды. Кроме того, по логике вещей, старые раны не лечатся очень быстро. Данное «отношение сил» проявляет себя как минимум на двух уровнях. Во-первых, внутри каждой из двух стран (Ирана и США), а во-вторых, в их контрактах с другими государствами.

Говоря о втором уровне, на Иран может существенно повлиять позиция России. В отношении США такую роль способен сыграть Израиль. Между тем интересы каждой из сторон требуют иного поведения.

Иран – США: паритет на Ближнем Востоке

В ближневосточном регионе Исламская республика Иран придерживается позиции «коллективной безопасности», которая исключает участие внерегиональных сил. Эта позиция подразумевает проведение политики, направленной против гегемонии отдельно взятой страны. Для этого Иран пользуется поддержкой своих союзников из числа региональных государств и разных политических групп и Сирия является одним из его ключевых партнеров. Что касается США, то об их интересах безопасности во всем мире и особенно на Ближнем Востоке широко известно, поэтому противоречия между двумя государствами вполне естественны. Они ослабнут только тогда, когда изменится политика хотя бы одной из этих сторон. Учитывая интенсивное развитие Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе и данные спецслужб о том, что к ۲۰۳۰ году он обгонит США по разным показателям, Вашингтон сосредоточит свою политику на Восточной и Юго-Восточной части Азии. Хотя эта перемена и сможет сократить напряжение, создавшееся между двумя странами (Ираном и США), не следует ожидать, что Соединенные штаты перестанут заботиться о безопасности Израиля, ведь именно на это указал Барак Обама в своем выступлении на ۶۸-й Генеральной Ассамблеи ООН. На Ближнем Востоке Вашингтон преследует военно-экономические цели.

В целом, внешняя политика США нацелена на обеспечение собственной безопасности. По этой причине данная политика по большей части осуществляется при помощи армии и разведки. Помимо проблемы безопасности и сохранения своего стратегического положения на Ближнем Востоке, особую важность для Соединенных Штатов представляют вопросы энергетики и экономики региона. Исламская республика, в свою очередь, вплоть до нынешнего момента на первое место ставило проблему собственной безопасности, пренебрегая собственным развитием. Ввиду этого, с экономической точки зрения, она не может составить сильную конкуренцию Соединенным Штатам. Хотя в плане безопасности между двумя государствами все еще существуют серьезные вызовы, энергетика и экономика могут стать новыми факторами урегулирования отношений между ними и снижения напряженности. Новое правительство Ирана сейчас в силах перенаправить политику страны, сделав главный акцент не на безопасности, а на развитии. Таким образом, напряженность между Ираном и США перерастет из враждебности в экономическую конкуренцию, для которой крайне важным является достичь соглашения по ядерной программе.

Однако существуют и другие аспекты, способные содействовать снижению напряженности между Тегераном и Вашингтоном. Речь идет об отношениях Ирана с союзниками США в регионе, главными из которых являются Саудовская Аравия и Турция.

«Дружественная дипломатия» относится к числу приемов, благодаря которым Иран в состоянии изменить негативное мнение о себе у союзников США. По крайней мере, их лобби может содействовать изменению политики Соединенных Штатов по отношению к Ирану. Первым жестом такой «дружественной дипломатии» можно считать прогулку министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа с президентом Турции Абдуллой Гюлем по берегу реки Гудзон. В связи с этим не стоит забывать, что особой важностью обладает точка зрения общественности Ирана и США на перспективу прямых переговоров, разрядки напряженности и даже установления дипломатических отношений. Согласно теории конструктивизма, особой важностью обладают социальная идентичность и интеллектуальные тенденции отдельно взятого общества, которые и отражаются в проводимой им политике. В некоторых случаях эти интеллектуальные тенденции могут проявить себя в опросах общественного мнения. По последнему такому исследованию, проведенному крупнейшим американским информагентством United Press International (UPI), «۲۵% американцев уверены, что в ближайшие месяцы ирано-американские отношения улучшатся, одна треть опрошенных убеждена, что эти отношения станут еще хуже, и ۴۰% полагают, что они останутся на прежнем уровне». Как бы то ни было, не следует забывать, что начавшийся процесс относительной разрядки напряженность в отношениях Ирана и западных стран будет иметь ряд важных последствий. Очевидно, что Россия, в частности, сейчас переосмысливает свою позицию в мире и поэтому выстраивает свою политику в противовес американской гегемонии, что, кстати, согласуется с представлениями Ирана.

Политика России и Ирана

То, как Россия и Иран оценивают политику США, обуславливает схожесть позиций Москвы и Тегерана по многим проблемам международных отношений. Самым ярким примером этого сейчас является ситуация на Ближнем Востоке и особенно в Сирии. В той же связи можно отчасти указать и на ядерную проблему Ирана. Конечно, в Исламской республике часто критикуют Россию за ее позицию по этому вопросу и то, что она поддерживает санкции и резолюции против Ирана. Несмотря на эту критику, схожесть позиций обеих стран по региональным и международным вопросам вполне очевидна. Например, и Россия, и Иран являются противниками расширения НАТО на Восток, установления его противоракетных комплексов в Восточной Европе и увеличения военного влияния США в разных регионах мира, в частности, в Персидском заливе. Главным образом такое единство мнений и сближает страны. Однако, несмотря на некоторую схожесть позиций по сирийской проблеме, Россия и Иран так и не смогли объединиться в хотя бы каком-то союзе. Дело в том, что российские политики убеждены в тенденциозности мировоззрения Ирана о Соединенных Штатах и Западе в целом. Именно это и создает брешь в отношениях с Россией, которая все меньше верит в возможность установления с Ираном стратегического союза. Между тем обе страны спокойно бы могли обеспечивать интересы друг друга в самых разных сферах. Еще одним важным аспектом является то, что Россия вовсе не намерена увеличивать влияние Ирана на региональном уровне. Российские лидеры полагают, что именно этого и добьется Иран благодаря своему сближению с Соединенными Штатами, и если данная двусторонняя тенденция, начавшаяся со стороны Тегерана и Вашингтона, принесет свои плоды, возможность установления некоего российско-иранского союза будет сведена к минимуму. Другим важным моментом в отношениях с Россией является то, что в посткоммунистический период своей истории эта страна так и не смогла найти достойного стратегического союзника, разделяющего ее интересы. Именно поэтому некоторые иранские эксперты и аналитики мало доверяют России, особенно в долгосрочной перспективе, и у них есть для этого основания.

Выводы

В данной ситуации на первый план выходит вопрос о том, какими будут отношения Ирана, США и России в будущем и насколько можно их прогнозировать. Нельзя признать правильной точку зрения о том, что сближение и установление даже самых минимальных дипломатических отношений с одной стороной автоматически означает начало вражды с другой, а ведь в России именно так и воспринимают результаты поездки президента Ирана Хасана Рухани в Нью-Йорк для участия в Генеральной Ассамблее ООН. В относительном сближении Ирана и США российские лидеры видят вызов собственной провосточной политике, поэтому, вероятнее всего, их реакция на это не заставит себя долго ждать. Существует даже предположение о том, что согласие Москвы именно сейчас, с большим опозданием, передать Тегерану руководство Бушерской атомной электростанцией является условием пересмотра его сближения с Вашингтоном. Между тем США необходимо сотрудничество с Ираном для создания баланса в регионе. В настоящий момент вызовы, которые бросают Соединенным Штатам региональная политика Саудовской Аравии, не менее серьезны, чем проблемы, создаваемые им Ираном, хотя, конечно, противостояние между Вашингтоном и Эр-Риядом не так ярко выражено. Иран может продвигаться в том же направлении и из противостояния и даже вражды этих двух государств извлечь для себя выгоду. Ирану было бы полезно вспомнить о традиционной политике по «принципу маятника», то есть балансирования между двумя сильными державами, ради достижения своих национальных интересов, чтобы тем самым ослабить беспокойство России по поводу новых устремлений своего южного соседа.

 

Перевод с персидского Тарасовой Светланы.

Оригинал публикации: نگاه نگران روسیه به «دیپلماسی خودمانی» ایران

Опубликовано: ۳۰/۰۹/۲۰۱۳ (۸ мехра ۱۳۹۲)

Читать далее: http://www.inosmi.ru/world/20131014/213829928.html#ixzz2i41On2pF
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook


این مطلب را چاپ کنید

نظرات شما

ایمیل شما منتشر نخواهد شد پر کردن قسمت های ستاره دار الزامی است *

*


+ دو = 10

شما می‌توانید از این دستورات HTML استفاده کنید: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>